Кузнечные тайны изготовления меча

 

Прежде чем мы займемся выковыванием меча, необходимо кое-что сказать об исходном материале - стали. Хотя во времена античности были широко распространены железные и бронзовые мечи, все же наибольшее значение для истории меча имеет сталь (причем дамасская сталь занимает особое положение, и ниже об этом разговор пойдет подробнее). Важны не только героические подвиги воинов, но и искусство кузнецов, повсеместно признано, что многие кузнецы вошли в легенды. Иногда кузнецы представлялись не людьми, а гномами, изготовлявшими оружие чудесной силой. Иногда это настоящие гении, такие, как Виланд-кузнец, а иногда - проклятые волшебники, продавшие тайну простым ремесленникам (как в золингенекой легенде о Петере Зиммельпуше). Но в конечном счете вся магия сводится к одному - стали.

Изготовление меча включает множество этапов:

а) очистку стали и железа,
б ) сварку слоев стали,
в) выковывание клинка,
г) тепловую обработку,
д ) изготовление головки, крестовины, рукояти и ножен.

Когда в дальнейшем мы поведем речь о железе, то не надо его путать с хорошо знакомым нам чугуном. Промышленный чугун из доменных печей имеет в своем составе более двух процентов углерода. Он твердый и хрупкий. Когда речь идет о железе, применявшемся в историческом кузнечном искусстве, то оно, наоборот, представляет собой относительно мягкое железо с низким содержанием углерода, которое примитивным способом получали из руды. До расцвета Средневековья железо выплавлялось почти исключительно в сыродутных печах. Это были ямы или котлы, которые устраивали в крутых склонах, где дул сильный ветер (позже стали применять большие мехи). На слой горячих углей клали слоями железную руду и дрова, снаружи, чтобы не терялось тепло, все уплотняли глиной. Ветер или мехи раздували большой жар, железо выплавлялось из руды и стекало по специальному желобу. Оно называлось сыродутным железом. В конце желоба железо застывало большими многокилограммовыми комьями - крицами. Это железо было сильно загрязненным и неоднородным. В завершение путем многократной ковки его примитивным способом очищали. Затем железо в виде прутов поступало в продажу. Приблизительно в 1500 году до Рождества Христова хетты открыли способ изготовления стали, который охраняли как государственную тайну. Стальное оружие тогда было подарком, достойным царя. Здесь надо заметить, что в античные времена термин «сталь» не употреблялся. Вместо него использовался уточненный термин «железо», как, например, в Ассирии, «хорошее железо». Способ изготовления стали после развала хеттского государства через Переднюю Азию распространился по всему миру.

Сталь в отличие от железа имеет большую твердость. Для этого необходимо, чтобы доля углерода в металле составляла минимум 0,35 процента. Для пригодного к бою меча она должна составлять минимум 0,5 процента. Чтобы добиться такого содержания углерода, сырое железо необходимо насыщать углеродом. Для этого его нагревают с древесным углем. Углерод растворяется в железе. Это насыщение углеродом (оно называется также цементацией) требует долгого времени. Так, чтобы в пруте железа добиться насыщения углеродом поверхности толщиной 2 миллиметра, требуется цементация в течение двенадцати часов при температуре 900 градусов по Цельсию. После этого насыщение углеродом довольно неравномерно, и металл очень неоднороден. Поэтому пруты приходилось еще много разковать, прежде чем из них станет возможно выковать настоящий клинок. Уже при насыщении углеродом и достижении его более высокого содержания повышается твердость железа - оно превращается в сталь.

Чтобы улучшить эффект цементации, при нагревании к стали часто подмешивали разнообразный органический материал. Этому мы находим прекрасное подтверждение в саге о «Виланде-кузнеце» (также Фёлунде, Феленте, Велаиде или Вайланде). Виланд получил задание выковать для короля «супермеч». По глупости он заключил по этому поводу пари. Речь шла буквально о его голове. И теперь Виланд кует меч, который уже сам по себе первоклассный, но применяет еще и тайный трюк, чтобы еще больше повысить качество стали:

Таким образом, Виланд получил сырую сталь из гусиного помета, в котором еще содержались не перевареиные металлические опилки. В результате цементации с птичьим пометом сталь стала намного тверже, и меч стал намного превосходить обычные, гораздо более мягкие мечи. Этот меч был изготовлен по тайному методу старого мастера Миме, у которого учился Виланд. По некоторым сагам, такой же меч был и у Зигфрида. Но этого Виланду было недостаточно. Он опять спилил меч в опилки и снова повторил всю процедуру. В результате он создал совершенно уникальный меч, которому не было до того равных по твердости и качеству стали. Это был меч, который, по легенде, «резал железо как платье». В честь своего старого мастера Виланд назвал этот меч «Мимунг». Цементация с птичьим пометом упоминается не только в саге о Виланде. Арабский ученый ал-Бируни (973-1050) сообщает о таком же процессе изготовления мечей на Руси.

В чем же действительно заключается тайна «Мимунга»? Об этом доктор инженер Карл Дэвис писал еще в 1940 году: «Зачем многократное измельчение, скармливание, новая выплавка и ковка? Помет, кроме углерода, содержит еще и азот. Только с начала этого столетия нам стало известно, что насыщение азотом оказывает влияние на существенное дополнительное повышение твердости, так что «азотистые» стали показывают вообще самую высокую твердость, установленную у железа. [...] Опилки, обработанные по способу Виланда, состояли из мягкого и твердого ядра, приобретавшего после закаливания чрезвычайно твердую, способную резать оболочку. Если эти опилки спекались вместе, снова измельчались, смешивались, скармливались и спекались, то после многократного повторения этого процесса и закалки получался сплав, состоящий из очень равномерно расположенных мозаичных частиц твердого закаливающегося железа, чрезвычайно твердого карбида (соединения железа и углерода) и нитрида (соединения железа и азота). Сочетание режущих свойств и твердости в этом сплаве существенно выгоднее, чем у однородно закаленного современного ножа, и вследствие большой твердости и удачного расположения нитрида тоже лучше, чем у бритвы или инструментальной стали, состоящей из твердой основной массы (мартенсита) и вставок из карбида» (цит. по: Ritter. S. 132).

Отчасти нитрирование стали дополнительно производится при закаливании. Короче говоря, в случае с "Мимунгом" применялся очень экзотический, почти алхимический способ изготовления стали. Некоторые историки называют "Мимунг" "первым цельностальным мечом в истории".

Выковывание «Мимунга», наряду с приданием твердости путем цементации, говорит еще об одном аспекте - эластичности. С начала кузнечного искусства изготовления клинков кузнецы - оружейники боролись с элементарной проблемой: если в железе слишком мало углерода, то оно мягкое, но если оно сильно насыщено углеродом и сталь тверда, то она одновременно становится хрупкой.

Оба излишества приводят к дилемме. Историограф Полибиос (204 - 122 гг. до н. э.) сообщает, например, о длинных мечах кельтов следующее: «Из предшествовавших боев можно было заметить, что галлы при первом столкновении из-за их наступательного духа, пока он не сломлен, вызывают страх. Но их мечи по причине изготовления [...] не выдерживают более одного решительного удара, и после каждого такого удара они становятся тупыми и гнутся из-за их длины и толщины, и после этого воинам почти не остается времени выровнять их надавливанием ноги, когда они бросают их на землю. Это место, впрочем, перефразировалось многими античными (проримскими) авторами - не все кельтские мечи были такими негодными! Такой мягкий клинок меча мог, естественно, иметь фатальные последствия, как нам известно из саги времен раннего Средневековья о Кьяртане Олафсоне: "Он рубил с огромной силой, но меч его не годился. Ему то и дело приходилось наступать на него ногой, чтобы выпрямить, пока он не получил смертельную рану"».

Обратной стороной этих мягких мечей были твердые, но хрупкие стальные клинки - настолько хрупкие, что при сильных ударах от лезвий отлетали крупные осколки или сам клинок мог сломаться. Такой сломанный меч как-то раз чуть не стоил жизни самому Ричарду Львиное Сердце. Еще один пример мы находим в саге о Вальтари. В бою меч Вальтари ломается о шлем Хагена фон Троньеса, и герой смог спастись только благодаря тому, что у него был второй меч:

Шлем был скован прочным. И разбился о него меч со скрежетом.
Бесчисленные осколки просвистели по воздуху, кустам и траве.

Вальтари, клинок которого сломался, вдруг разъярился, и сердце его сотряслось от гнева. Брезгливо отбросил он рукоять - на что нужна она, изящная и золотом сверкающая?

Сломавшийся меч мог стать причиной смерти. Поэтому клинок должен был быть как твердым, так и эластичным. Решением этой проблемы был клинок, состоявший из слоев мягкого железа и твердой стали, то есть ламинированный. Ламинированные клинки появились у кельтов раннего железного века. У них между стальными острыми лезвиями и сталистыми боковыми поверхностями находились один или несколько слоев мягкого железа - клинок острый и все же эластичный (при этом, впрочем, большую роль играют тепловая обработка и закаливание).

Ламинированные и мягкие железные клинки существовали параллельна друг другу в одно и то же время. По результатам современных исследований, например, только треть всех кельтских длинных мечей может рассматриваться как высококачественные. Это означает, что воины могли сравнить оба типа мечей, и ламинированные мечи казались им действительно чудесными и волшебными. По мнению современного кузнеца-оружейника Петера Йонссона, при ламинировании клинков речь шла о цене: в средние века прокованная сталь стоила почти в десять раз дороже чистого железа. По мнению Йонссона, эластичность меча достигалась главным образом за счет правильной тепловой обработки. Выковать хороший меч не просто. Это мы уже знаем из старинных саг. Сказания о Виланде повествуют нам о том, что кузнечное искусство было такой тайной, за обладание которой даже короли шли на риск и порой были готовы выдать принцессу замуж за кузнеца. «Как и шаманы, кузнецы считались мастерами огня. В некоторых культурах кузнецы рассматривались равными шаманам по положению или даже выше их» (Eliade. S. 95).

Меч, естественно, начинается с дизайна. Под ним понимается не украшение, а назначение меча: «функция определяет форму». Так, перед кузнецом встают важные вопросы:

• Должен ли меч быть чисто боевым или будет также иметь гражданский, представительский характер?
• Будет ли меч применяться в основном конным или пешим воином?
• Что собой представляют доспехи противника?
• Должен ли это быть обоюдоострый, или однолезвийный меч, или просто кривая сабля?
• Должен ли быть меч одноручным, полутораручным или двуручным?
• Если меч был заказной работой, то его размеры по возможности должны были наиболее оптимально подходить к размерам тела будущего хозяина.

Следующим фактором дизайна является правильный баланс. Если кузнец хочет действовать наиболее оптимально, то он определит длину клинка в зависимости от длины руки заказчика, сечение клинка и форму головки в зависимости от пожеланий заказчика, а затем рассчитает по готовому клинку баланс, узловые точки и необходимый вес головки. «Размещение узлов определяется главным образом по форме клинка, а потом уточняется размерами рукояти», - объясняет Петер Йонссон.

Лишь после всех этих размышлений кузнец может приступать к изготовлению. В дальнейшем описании мы пойдем от простого ламинированного клинка с мягкой железной сердцевиной. Сырой материал представляет собой, таким образом, три полосы (сталь - железо - сталь). При составлении этого исходного пакета необходимо учитывать ожидаемую потерю материала. В зависимости от марки стали, клинка и техники ковки он составляет от 25 до 50 процентов от исходного пакета. Сначала отдельные полосы исходного пакета сваривают в прочный блок. Из-за высокой температуры, необходимой для этого, возникает опасность, что с таль «перегорит». Поэтому необходимо средство сварки, которое предотвращает этот «пережог».

В доиндустриальную эпоху, чтобы предотвратить пережог и частично избавиться от естественного загрязнения стали, применялея тонкий речной песок. В настоящее время кузнецы-оружейники могут добавлять специальный сварочный флюс - например, боракс (тетраборат натрия). Искусство сварки заключается в том, чтобы выдержать правильную температуру. Если температура слишком высокая, сталь, несмотря на применение флюсов, может перегореть. Если температура слишком низкая, то полосы не сварятся одна с другой. Отдельные слои клинка при ударе могут отслоиться один от другого. Поэтому при сварке необходима большая тщательность. Опытный кузнец определяет правильную температуру по цвету накала. Для тепловой сварки клинка меча нужна температура около 1100 градусов по Цельсию, сталь светится желтым цветом. Чтобы можно было лучше оценить цвет накала, в средние века кузницы часто затемнялись, что, конечно же, в глазах посторонних добавляло мистики в ауру, окружавшую кузнецов. После того как полосы крепко сваривались, начиналось действительное выковывание клинка меча. Этот этап проходит при температуре около 950 градусов, сталь светится светло-оранжевым цветом. Во время первого этапа - вытягивания - сам мастер кузнец за молот не берется - он лишь удерживает и двигает заготовку. В средние века молотами (кувалдами) били два ученика-молотобойца. Позднее работа была рационализована, молот, например, приводился в движение силой воды. При ковке блок вытягивался в длинную и плоскую полосу стали. После этого выделывался хвостовик, боковые формы клинка и задавалась приблизительная толщина клинка: получалась заготовка клинка. Затем следует выковывание дол. Чтобы долы были равномерными с обеих сторон, большинство кузнецов-оружейников применяют самодельные вспомогательные инструменты. Эндрю Джордан, например, использует ковочный штамп, род шаблона для стали. Стальная полоса закладывается между верхним и нижним пуансонами, задающими форму дол. Затем кузнец молотом бьет по верхнему пуансону, и, таким образом, долы на обоих клинках получаются параллельными и равномерными. В более позднее время долы вытачивались: это экономило время, силы и затраты. Однако это снижает качество, так как при вытачивании с труктура стали уже не соответствует форме клинка. При выковывании долы клинок расширяется, поэтому одновремен но необходимо постоянно след ить за тем, чтобы сохранялись общие пропорции клинка.

В завершение проводится тонкая ковка, в результате которой возникает окончательная форма клинка. Чем точнее при этом работают, то есть чем ближе клинок приближается к своему окончательному виду, тем лучше структура стали. Более поздняя корректировка напильником может только повредить. Американский кузнец-оружей ник Дон Фогг заметил по этому поводу:

"Сталь имеет зернистую структуру, и она проходит в направлении, заданном кузнецом. У стальных балок, выпущенных машинами, структура зернистости задается тогда, когда балки проходят по прокатному стану. Та ким образом, зернистость может проходить вдоль кл инка или под прямым углом к нему [...] Для мелких ножей это не имеет значения, но может стать большой проблемой, когда структура проходит по длинному клинку. Если ковать клинок в форме, структура зернистости выравнивается и сталь подходит под нее внутри и снаружи клинка".

Приводимый в движение рукой мастера, молот делает клинок тоньше и доводит его до окончательной толщины. Теперь должен быть точнее оформлен и хвостовик. При этом необходимо обращать внимание на то, чтобы переход к плечам был слегка закруглен, а не создавал резкие углы. Место перехода от хвостовика к клинку при фехтовании подвергается особенно большим нагрузкам, поэтому и здесь требуется особое внимание.

Главный этап тонкой ковки - уплотнение лезвий. Кузнец-оружейник Тони Мэнсфилд объясняет: «... Он концентрирует слои стали и позволяет дольше сохранять режущие свойства. Для этого нагревают весь клинок до тех пор, пока в темноте он не начнет светиться красным цветом, затем лезвия искусно обрабатываются молотом до готовности. Удары молота должны быть равномерными по всей длине клинка, иначе он искривится при закаливании ... ». В завершение тонкой ковки кузнец делает мелкие поправки для «наведения красоты» с помощью напильника.

Затем следует важнейший этап: тепловая обработка, изменяющая молекулярную структуру стали. Здесь необходимо еще раз подчеркнуть, что недостаточно «только» выбрать хороший сорт стали в качестве исходного материала. Только при правильной тепловой обработке определенный сорт стали дает оптимальное качество, требуемое соотношение твердости и эластичности.

Тепловая обработка включает:

• Накаливание,
• Закаливание и
• Отпускание.

«Кованая, сваренная сталь [...] имеет напряжения и грубую зернистую структуру. Это неблагаприятно влияет на желаемое позднее качество и твердость. Поэтому необходимо попытаться устранить как можно больше этих недостатков», - поясняет это кузнец - оружейник Ховард Бергланд. Эти недостатки устраняются накаливанием. Накаливание включает в себя три различных этапа:

1. Нормальное накаливание (нормализация).
2. Формовка.
3. Мягкий отжиг.

Путем нормализации «сталь должна сделаться в первую очередь мелкозернистой и однородной, то есть «нормальной» (Bergland. S . l 27). Для этого клинок (в зависимости от сорта стали) медленно нагревается до температуры 800 градусов. Как только достигнута правильная температура, а клинок засветится вишнево-красным цветом, его вынимают из горна и, подвесив за хвостовик, чтобы клинок не деформировался, охлаждают. В зависимости от затрат нормализация может быть повторена еще несколько раз.

У сталей с содержанием углерода более 0,8 процента (заэвтектические стали) после ковки возникает структура, «которая очень хрупкая и под нагрузкой ломается по режущей кромке» (Landes. S . 113). Путем формовки снова создается благоприятное строение стали с тонкой структурой. Для этого клинок как можно дольше выдерживается при температуре 780 градусов (темно-красный цвет накала).

В заключение следует мягкий отжиг, цель которого заключается в снятии напряжений в клинке. «Благодаря такому методу накаливания сталь после ковки снова становится легко обрабатываемой, а также устраняется грубая структура», - комментирует Ховард Бергланд.

Для мягкого отжига клинок нагревают, пока он не засветится коричиево-красным цветом, а потом завертывают в покрытие из изолирующего материала, чтобы он остывал как можно дольше. В зависимости от сорта стали этот процесс может продолжаться до 15 часов.

Теперь следует наиболее критическая часть всего процесса ковки - закаливание. Для этого клинок снова нагревают до температуры почти 800 градусов. Клинок светится вишнево-красным цветом, а затем быстро охлаждают в холодной среде. В качестве среды для закаливания углеродистой стали используется вода или масло. Проще говоря, при закаливании «замораживается» структура стали, полученная при ковке и отжиге.

При таком сложном процессе кузнец, естественно, может допустить множество ошибок. Так, клинок может искривиться или на нем могут выступить трещины. Так как клинки мечей гораздо длиннее, чем, например, у ножей, возникает большая опасность, что клинок может искривиться. «Ванна для закаливания, когда клинок погружается в нее острием вниз, имеет наибольшие преимущества, для того чтобы избежать искривления. Клинок как можно более вертикально погружают в масло и следят за тем, чтобы он погрузился полностью», - поясняет кузнец-оружейник Джим Хризоулас.

В некоторых источниках имеются данные, что клинок вместо воды закаливалея в крови. Это не магическое суеверие. И здесь речь идет снова об одной из форм нитрования. Азотистые соединения крови придают поверхности клинка дополнительную твердость (некоторые алхимики рекомендовали использовать мочу, которая действовала даже лучше, чем кровь).

При закаливании каждый отдельный фактор играет роль, можно в считанные мгновения допустить грубую ошибку, так что потребуется снова повторять весь процесс закаливания и, может быть, даже весь процесс тепловой обработки. Еще хуже, если ошибка оставалась незамеченной и проявлялась уже в бою в виде сломавшегася клинка. Поэтому неудивительно, что кузнецы-оружейники были высокооплачиваемыми специалистами - кому хотелось доверить свою жизнь дешевому, но плохому мечу? Мы знаем, что качественные различия бывали достаточно большими, поэтому уже в средние века дело дошло до «марочного пиратства» среди изготовителей мечей.

После закаливания клинок чрезвычайно тверд, но одновременно и очень хрупок. Путем «Отпуска» немного уменьшаются хрупкость и твердость. Отпуск должен следовать сразу же после закаливания. Если это невозможно, то клинок до отпуска должен храниться в кипящей воде. До отпуска клинок нагревают до 250-300 градусов. Клинок накаляется не докрасна, а до коричневого цвета. Затем его медленно остужают. Остужение продолжается около 30 минут. Этот процесс повторяется несколько раз. Во время фаз отпуска молотом исправляются легкие, несмотря на всю осторожность, проявляющиеся ошибки, до тех пор, пока клинок не станет абсолютно прямым. После отпуска получается твердый и тем не менее эластичный клинок. Самое трудное сделано.

По-английски отпуск называется tempering. Выражение: Well tempered Ьlade характеризует здесь в определенной мере успешное завершение всей тепловой обработки. Относительно тепловой обработки в исторических или фантастических романах нередко допускается ошибка: в них идет речь о «термообработанных мечах» или чем-то подобном. На самом деле речь должна идти об «отпущенных мечах» или «мечах, прошедших тепловую обработку». В немецком языке нет такого термина, а используется традиционное выражение - «закаленный меч», хотя, с точки зрения специалиста, оно не совсем верное.

Для рассказа о металлургических процессах лучше всего мне предоставить слово кузнецу-оружейнику Тони Мэнсфильду:

«Преимущества каждой марки стали абсолютно зависят от соотношения железа и углерода и качества тепловой обработки. Если кусок стали нагревать до разных температур, то это приводит к образованию различных кристаллических структур в стали. При критической температуре «открывается» кристаллическая решетка атомов железа, и атомы углерода могут быть включены в решетку. Эта кристаллическая решетка называется аустенит. Если его очень быстро охладить, создается другая кристаллическая структура под названием мартенсит. Мартенсит прочно удерживает углерод в структуре и представляет собой наиболее твердую форму стали. Медленное остывание создает различные более мягкие решетки, к которым относятся перлит, феррит и цементит. В идеальном случае кузнец стремится получить клинок со структурами, включающими феррит и перлит, а также мартенсит на лезвия. Эти структуры известны как отпущенный мартенсит» (Mansfield. Records of the medieval Sword. S. 250).

После тепловой обработки клинок шлифуют. На первом этапе раньше применялись большие круглые шлифовальные камни, приводившиеся в движение водой, ножными или ручными педалями. С помощью камней удалялись самые грубые следы ковки. Затем вертикальными движениями напильника мечу придавались нужные углы и контуры. При этом удалялись следы шлифовального камня. Далее полученные контуры совершенствовались шлифовальным камнем. При этом важно, чтобы камень постоянно охлаждался водой. С одной стороны, таким образом устраняется нагрев (а вместе с ним и возможная потеря закаливания) клинка, а с другой - сошлифаванные частицы металла удаляются с поверхности камня.

Эта предварительная и окончательная шлифовка, а также монтирование в позднем Средневековье уже производилось не самим кузнецом, а швертфегером. Название профессии произошло от немецкого Fegen - рационального метода по устранению наиболее грубых следов шлифовки. При нем клинок снова и снова до основания погружается в ведро со смесью масла, острых кусочков железа, железных опилок до тех пор, пока он не станет относительно гладким и чистым. После этого поверхность клинка обрабатывается тонким шлифовальным камнем. В завершение клинок очищают маслом, что одновременно защищает его от коррозии. Только после этого начинается настоящее затачивание лезвия - точильным камнем.

Первый этап работы над мечом - монтирование: установка крестовины, трубки рукояти и головки. Сначала кузнец или швертфегер разрабатывает по желанию заказчика головку и дужки крестовины. Затем он рассчитывает необходимую массу, исходя из веса и баланса готового клинка. Потом выковывает головку и дужки крестовины. С целью снижения цены для них в средние века часто использовалась не сталь, а железо. В конце концов, для них не требуется такая же твердость, как для клинка.

При выковывании дужек крестовины необходимо следить за тем, чтобы на нижней стороне выбить углубление для плеч клинка. Это углубление должно как можно точнее подходить к плечам клинка, иначе при сильных нагрузках в ходе боя дужки крестовины начнут болтаться. Это происходит оттого, что парирующие дужки сели неправильно, и швертфегер должен улучшить их посадку тем, что, например, вобьет маленькие железные клинья. Это, естественно, заметно снижает качество меча, и такие дефекты необходимо устранять. После ковки головке и парирующим дужкам напильником придают правильную форму. Трубки рукоятей средневековых мечей изготавливали, как правило, из дерева (иногда - из кости или рога), обтянутого кожей. Часто делалась также дополнительная оплетка из шнура. Чтобы смонтировать рукоять, применялись два метода: по первому хвостовик расклепывали на головке, а затем наклеивали рукоять, состоящую из двух половин (так называемый метод сэндвича). По второму - трубку рукояти изготавливали из цельного куска дерева, просверливали его, а затем надевали на хвостовик. После этого наклепывалась головка. Как писал Эварт Оукшотт, «метод сэндвича» применялся в основном в эпоху расцвета Средневековья при изготовлении одноручных мечей с короткой рукоятью, тогда как для изготовления длинных и разделенных рукоятей позднего Средневековья применялся второй метод. Этому противоречат исследования Гайбига, по которым для изготовления рукоятей мечей как раннего Средневековья, так и расцвета Средневековья применялись чаще всего сверленые трубки.

При «сэндвич-методе» изготовления рукоятей сначала на хвостовик монтируются дужки крестовины и головка. На хвостовик надевается головка и накрепко приклепывается. Над верхней частью головки выступает небольшая часть хвостовика. Ее теперь осторожно нагревают, расплющивают и расклепывают. Эта заклепка может быть утоплена в головку или сливаться заодно с ней, а может выпирать над ней. В этом случае ей придают декоративную форму, обтачивая напильником. Такой клепкой головка неразрывно связывается с клинком. В завершение надеваются части рукояти. Сначала обе ее половины вырезают из твердого дерева и каждой в сечении придают полукруглую или полуовальную форму. С внутренней стороны половинок делается прорез для хвостовика. Половинки рукоятки подгоняли к головке и хвостовику, а потом приклеивали клеем животного происхождения к хвостовику. По второму методу швертфегер искал кусок дерева (чаще всего использовалась древесина липы), который по диаметру был почти в три раза больше окончательного диаметра трубки рукояти. Такой запас размера был необходим для того, чтобы при последующем сверлении не образавались трещины и сколы. Вдоль деревянной чурки сверлили узкое отверстие. Хвостовик накаляли докрасна. Скандинавские мастера на этом этапе обычно обматыва ли плечи клинка мокрой тряпкой, чтобы предотвратить его нагревание. Теперь рукоятку осторожно надевали на раскаленный хвостовик так, чтобы он выжег изнутри точно подходящую форму. Трубку рукояти снимали и быстро тушили в воде, в то время как хвостовик остывал на воздухе. Затем трубку рукояти подгоняли таким образом, чтобы между ней, головкой и крестовиной не было зазора. Затем рукоять обтачивали напильником, придавали ей необходимую форму и приклеивали клеем животного происхождения к хвостовику. И только после этого приклепывали головку на хвостовик. Если ремесленник сработал неаккуратно или в связи с естественными процессами трубка рукояти усыхала и разбалтывалась, это можно было исправить, так же, как и в случае с крестовиной, расклинив трубку небольшими металлическими клиньями.

В завершение монтирования изготовлялась обтяжка трубки. У мечей времен раннего Средневековья в качестве обтяжки использовались проклеенные, намотанные в несколько слоев по диагонали или крест-накрест полосы из ткани или кожи шириной около сантиметра. У мечей времен расцвета Средневековья и позднего Средневековья конструкция рукоятей существенно усложнилась. Здесь деревянная рукоять крепко обвита шнуром. Оплетка обмазывалась клеем и сохла в течение дня. После этого вырезали точно подходящий к рукояти кусок кожи. Его смачивали водой и во влажном состоянии наклеивали на рукоять. Затем наматывалась верхняя шнуровая оплетка, и ее отпечатки оставались на коже как тисненая, противостоящая скольжению структура.

У мечей, служивших для представительских целей, обтяжку часто изготовляли из бархата (у меча Эдуарда III, как уже говорилось, она была даже из змеиной кожи) и дополнительных декоративных оплеток из шелка или проволоки. Проволочные оплетки некоторые историки часто относят к эпохе Возрождения, тогда они встречаются особенно часто.

После монтирования изготавливаются подходящие ножны. Для этого из древесины твердой породы вырезают две тонкие обкладки. Желоб в них точно подгонялея к клинку так, чтобы меч точно входил в ножны. В желобах делали подкладку из меха или шерстяной ткани, а затем склеивали половины ножен друг с другом. Животный жир в меху должен был предохранять меч от коррозии (мех, естественно, впитывает масло как кисть, а затем распределяет его по клинку). Историки предполагают для этого и такую функцию: «Внутри они были выстланы мехом таким образом, чтобы ворс был направлен к острию и предотвращал выскальзывание клинка из ножен» (Menghin. S. 18). Эта гипотеза мне лично кажется притянутой за уши не только потому, что у многих ценных ножен есть меховая подкладка.

В раннем Средневековье готовые деревянные обкладки ножен затем обтягивались лентами из ткани или кожи или целым куском кожи. Ножны с кожаной обтяжкой часто украшались рельефной резьбой. В период расцвета Средневековья и позднего Средневековья практиковалась на самом деле только техника обтягивания кожей. Иногда встречаются также такие ценные материалы, как бархат, декоративная проволочная оплетка, а верх и низ ножен украшался накладками и кольцами из благородных металлов. Обычно вместе с подходящими ножнами изготавливалась и подходящая перевязь. Меч еще раз затачивали и передавали новому владельцу.

Недостаточно часто подчеркивают, что достижения кузнеца-оружейника были жизненно важными для воина. Сломавшийся меч можно сравнить с отказавшими автомобильными тормозами в наши дни. Меч должен быть:

• хорошо сбалансированным и легко управляемым,
• гибким,
• он должен иметь лезвия, сохраняющие режущие качества.

Насколько меч управляем, можно выяснить относительно быстро - надо просто взмахнуть им для пробы. А для проверки гибкости клинок гнут: по словам эксперта по фехтованию на мечах Джона Клеменса, в зависимости от типа клинок должен был гнуться на восемь - пятнадцать сантиметров, а затем снова принимать исходное положение. В некоторых героических сагах (например, сага Сварфдела «Калавипоег») и у отдельных хронистов (например, монаха из Сент-Галлена) находятся сообщения о довольно жестком испытании на гибкость. Меч сгибали от острия до головки так, что он образовывал кольцо, а затем снова возвращался в совершенно прямое положение.

Если современные исследования подтверждают правильиость многих исторических свидетельств, то такие «сообщения об испытаниях» по исследованиям экспериментальной археологии следует все же расценивать как преувеличения. Такую процедуру невозможно проделать даже с лучшим мечом. Уже почти легендарное испытание с современным самурайским мечом из инструментальной стали марки L-6 показало следующие результаты:

• Изгиб на 60 градусов - клинок упруго возвращается в исходное положение.
• Изгиб на 90 градусов - клинок остается согнутым почти на 15 градусов.
• Изгиб на 160 градусов - клинок ломается.

Таким образом, по результатам современных исследований испытания на изгиб, о которых рассказывалось в сагах, относятся к тем же сообщениям, что и рассказ о мече Сигурда, которым можно было разрубить наковальню. О более реалистичном испытании на гибкость писал Филон Александрийский (10 г. до н.э. - 50 г. н.э.): «Если хотели проверить эти [кельтско-иберские] мечи на пригодность, то брали их правой рукой за рукоять, а левой - за острие меча. Взяв его над головой, нажимали на него с обеих сторон до тех пор, пока они не касались плеч. А потом обе руки быстро отдергивали и отпускали клинок. Он выпрямлялся, становился прямым и снова принимал свою первоначальную форму, так что даже не было следа от прежнего искривления. И даже после многократного такого испытания он снова и снова оставался прямым».

К сожалению, из средних веков до нас не дошло сведений о пробной рубке. Рассказы в сагах о качествах «супермечей» не могут нам дать ничего: меч, разрубивший наковальню и оставшийся острым, как бритва, - чистая фантазия. Тем не менее мечи могли обладать удивительными режущими качествами. Фирма Alblon Armorers испытывает лезвия своих мечей на краях стальных бочек. После того как мечом сильно бьют по бочке, на лезвии могут оставаться лишь мелкие зазубрины, которые можно быстро зашлифовать.

Меч - это нечто большее, чем просто кусок стали особой формы или символ статуса. Раньше меч был гарантией жизни, да и теперь излучает необыкновенное очарование.

Дамасская сталь

Ковать дамасскую сталь было для меня всегда
чем-то особенным. Этой стали присуща красота,
порождающая чувство происходящего чуда.

Дон Фогг

Каждому, кто интересуется мечами, однажды должно было встретиться слово «дамасская сталь». Не только аурой таинственности, но и неподражаемой красотой дамасская сталь очаровывает и сегодня.

Что же такого в ней таинственного?

Из приведеиных выше объяснений мы уже знаем о проблеме противоречия между хрупкой сталью и мягким железом. Прием ламинирования был только одной возможностью решить эту проблему, другой является дамасская сталь. Когда-то в раннем Средневековье какому-то кузнецу-оружейнику пришла гениальная идея попеременно сварить вместе много слоев мягкого железа и твердой стали (или мягкой и твердой стали), чтобы получить эластичный и одновременно твердый клинок. Этот принцип сварной связной стали позже стал известен во всем мире как дамасская сталь. «В начале эпохи Меровингов и до нее многим кузнецам этот процесс облагораживания стали казался единственным гарантом достижения пригодных клинков мечей» (Менгин. С. 18).

Если отшлифованный добела дамаск протравить кислотой, то слои железа и стали проявятся как узор, так как сильнее обозначатся частицы, насыщенные углеродом, и окрасятся в темный цвет. В зависимости от техники ковки и метода полировки узор можно заметить и без травления. Имеются свидетельства о том, что средневековые мечи травлению не подвергались. Состояние исследований в этом отношении еще не позволяет во многом сделать ясных выводов (современные дамасские клинки подвергают основательному травлению). В любом случае чудесные узоры, а также твердость и эластичность клинка обеспечили легендарную славу дамасской стали. Название происходит от города Дамаска, который раньше считался «местом рождения» дамасской стали. Эта теория в настоящее время опровергнута: с полным основанием можно утверждать, что дамаск был изобретен в Европе.

Дамаск во времена Средневековья был главным перевалочным пунктом для мечей такого рода. Дамасскую сталь можно разделить на следующие группы:

• Сварной дамаск (также "искусственный дамаск") - в этом случае кузнец сваривает различные металлы.
• Кристаллизационный дамаск (также подлинный, восточный дамаск, вуц) - при этом различные ..металлы смешиваются при литье. Об этом дамаске более подробно рассказывается при описании сабель.

Наиболее древним и знаменитым дамаском является сварной дамаск. Прежде всего, когда речь заходит о дамасской стали, то подразумевают именно его. При производстве сварного дамаска можно выделить различные способы.

Наиболее важными являются:

• Полосовой дамаск,
• Дикий дамаск,
• Крученый дамаск,
• Штампованный дамаск.

Полосовой дамаск является, очевидно, наиболее древней и грубой формой дамаска. Для его изготовления пакет, состоящий приблизительно из четырех полос железа и трех полос стали, раскаляют добела и сваривают в один брусок, из него выковывают прут, его, в свою очередь, сгибают в форме V. Во внутреннюю часть V заваривают железный сердечник, а на внешние стороны навариваются стальные лезвия. После травления на клинке явно заметны V - образные полосы. Полосовой дамаск часто встречается среди кинжальных клинков I века нашей эры, а также среди кельтских мечей культуры Ла-Тене. «Кинжалы времен Древнего Рима с клинками из полосового дамаска позволяют прийти к выводу, что рисунок полос дамасской стали достигалея сознательно и делался видимым» (Hooper. S. 17).

Дикий дамаск получался тогда, когда исходный брусок подвергали дальнейшей обработке. Его разрубали вдоль или поперек, половинки накладывали одна на другую и сваривали вместе, при этом количество слоев металлов удваивалось. Чем больше получалось слоев сталей и чем они тоньше расковывались, тем лучше было распределение стали различного качества в готовых клинках.

Процесс удвоения слоев, который можно повторять неоднократно, называют рафинированием. К какому огромному числу слоев при этом можно прийти, показывает следующий расчет:

lx = 14,
2х = 28,
Зх = 56,
4х = 112,
5x = 224,
бх = 448,
7х = 896.

На более или менее неконтролируемый узор дамасской стали можно повлиять «только» направлением слоев и их количеством. Поэтому, в отличие от последующих способов изготовления сварной дамасской стали, этот дамаск назвали «диким». Чтобы изготовить контролируемый узор, прут дамасской стали на определенном расстоянии насекают напильником или специальным молотком. Затем брусок снова расплющивают при ковке. Происходит требуемое распределение слоев дамасской стали, которое отражается в узоре.

Среди средневековых мечей чаще всего встречается крученый (торсионный дамаск). При изготовлении торсионного дамаска (в Германии он также назывался турецким дамаском) бруски не только рафинировали, но и скручивали (тордировали) вытянутые раскаленные прутки вдоль оси. При тордировании откалывалась внешняя окалина, поэтому сокращалось содержание посторонних примесей - тордированный прут приобретал более высокое качество. При тордировании выясняется также, крепко ли сварены друг с другом отдельные слои. Таким способом можно получать великолепные узоры, одновременно достигается более прочное соединение отдельных слоев. Кроме того, тордированию приписывается дополнительное пружинящее действие, что для меча, естественно, особенно важно. Благодаря таким техническим качествам неудивительно, что торсионный дамаск скоро стал хорошим знаком меча.

Из тордированных прутьев затем изготавливали тела клинков, на края которых затем наковывали лезвийные полосы из твердой стали (эти важные лезвийные полосы у современных мечей из дамасской стали, задуманных только чтобы "ласкать глаз", по эстетическим причинам чаще всего отсутствуют).

Узор торсионной стали в эпоху раннего Средневековья, кажется, имел не только декоративное, но и магическое значение. Впрочем, в настоящее время магическая символика нам уже не известна. Человеческим глазом вид узора часто воспринимался как множество мелких червячков. Из германских героических саг конца эпохи переселения народов нам известно название этих клинков как «Связка червей», наиболее ранним письменным упоминанием о них является, очевидно, «Письмо Теодериха» (о нем речь пойдет ниже). В англосаксонском Эпосе «Беовульф» (Х век) мы находим соответствующее название wyrmfah.

«Червячные» клинки появляются только в эпоху переселения народов. К этому времени клинки, например, у сакса, часто имеют продольные дорожки из моностали, изготавливаются из дикого и тордированного дамаска. Пестрые «червячные» мечи были распространены и ценились в раннем Средневековье и в эпоху расцвета Средневековья. Ценились они настолько высоко, что были приемлемыми подарками для королей. Так, Теодерих в начале великого VI века в письме королю вариеров (rex varnorum некоторыми историками считается свояком Теодериха Тразамундом, королем вандалов) долго благодарит за дамасские клинки, которые получил от него в подарок.

Речь идет о мечах, "которые даже рассекают доспехи и которые по свойствам железа (стали) более ценны, чем стоимость их позолоты. Их полированная поверхность блестит так, что ясно отражает лицо смотрящего на них. А их лезвия сходятся так равномерно, что можно подумать, будто они цельналитые, а не составлены из нескольких прутьев. В их середине, по которой проходит прекрасная дола, кажется, видны извивающиеся червячки, и оттенки настолько разнообразны, что светящийся металл переливается различными цветами. Ваш точильный камень настолько тщательно вычищен, ваш великолепный песок так прекрасно их отполировал, что оно блестящее железо в некоторой мере делается зеркалом для людей. Ваша родина щедро одарена природой, так как сделала вас знаменитым тем, что мечи, которые своей красотой могли бы выйт и из мастерской Вулкана, выполнены с таким искусством, что, сделанные руками, они кажутся не произведением смертных, а имеющими божественное происхождение. Поэтому Мы берем оружие, которое все ваши посланники передали в знак надлежащей чести и как хорошее средство для поддержания мира, а Мы передаем вам равноценный ответный подарок, который вы сможете с таким же удовольст воспринять, с каким был принят нами ваш подарок".

К сожалению, до нас не дошли клинки, о которых тогда писал Теодерих. Хотя есть относящийся почти к тому же времени «червячный» пестрый меч, захороненный вместе с англо-саксонским королем в корабельной могиле Саттон Ху. Останки были тщательно извлечены вместе с остальными дарами усопшему и тщательно проанализированы. Это - великолепно украшенный длинный меч вендельекого типа. Но на самом деле особым является «червячный» пестрый клинок, который в настоящее время неоднократно был реконструирован известными кузнецами, специализирующимися на дамасской стали, например, Манфредом Заксе, Маркусом Бальбахом и Патриком Бартой. Обе стороны сердцевины из дамасской стали состоят из четырех дорожек тордированного дамаска. К сердцевине с обеих сторон приварены две стальные полосы. Дорожки изготовлены таким образом, что они попеременно скованы тордированно и прямо. Соответственно две дорожки напротив друг друга тордированы налево и направо. К тому же с обеих сторон клинка тордированные части соответственно отражаются прямыми частями. Это - произведение кузнечного искусства из дамасской стали, определенно достойное короля.

К пестрым клинкам, строго говоря, относится и покрытие из дамасской стали, которое появляется уже в раннем средневековье. Здесь к «обычному» клинку по бокам наваривается тонкий слой дамасской стали, поэтому такой способ называется облицовкой. Чаще всего для этого используется проволока из разных металлов. Проволока переплетается и скручивается, куется и затем приваривается к мечу. Так получается пользующийся успехом дамасский узор, не затрагивающий весь клинок и не требующий применения дорогостоящих способов ковки. Однако таким способом, естественно, не достигаются механические преимущества дамасской стали. Речь идет о чисто ко сметической процедуре.

Во время расцвета Средневековья на пару веков дамасская сталь исчезает со сцены (европейской) истории. Этому есть два объяснения. Один тезис состоит в том, что был утерян только способ травления дамасских узоров, хотя мечи дамасской стали продолжали ковать. Все клинки полиравались до блеска. При этом, очевидно, только гибкость стали считалась хорошим критерием. Эти полированные клинки необходимо сначала исследовать (травлением или рентгеном), чтобы установить, какой из них изготовлен из дамаска, а какой - нет.

Другой тезис состоит в том, что со времен клинков Ульфберхта известно, что ценное оружие из однородной стали, прошедшее правильную тепловую обработку, превосходит дамасские клинки. Поскольку теперь, благодаря расширенному применению водяных двигателей, появились новые приводы для изготовления кованой стали, больше не было необходимости облагораживать низкосортную сталь дамасским процессом.

В шестидесятые годы ХХ века кузнечное искусство по изготовлению дамасской стали стояло на грани вымирания. Такое развитие, к счастью, было остановлено возникшей модой на собирание клинков. Легендарный американский кузнец и изготовитель клинков Билл Моран снова привил собирателям и изготовителям клинков вкус к дамасской стали. Для изготовления современного дамаска обычно друг с другом свариваются два или более сортов стали вместо стали и железа. Критерием выбора при этом часто является оптический контраст между сортами стали после травления (например, углеродистая сталь марки W- 1 и чистый никель или легированная никелем сталь). Так сегодня для коллекционера имеется также много возможностей найти меч из дамасской стали.

Томас Лайбле / Меч. Большая иллюстрированная энциклопедия.
Переревод с немецкого Сергея Липатова / 2011г.

Страницы:
[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] | 13 | [14] [15] [16] [17] [18] [19] »»»»

Яндекс.Метрика