Free Student HQ / FSHQ / "Штаб-Квартира свободного Студента"

Политическая система Уганды стр. 4

Вся эта динамика отражает в целом типичную для развивающихся стран традицию военного вмешательства в политику, часто обусловленного лучшей организацией армии по сравнению с гражданскими структурами, что позволяет более эффективно стабилизировать обстановку в стране. В Уганде, однако, проявляется и весьма характерная для африканских стран тенденция перерастания военных режимов в режимы личной власти, как это было в случае с диктатурой Амина. Кратковременная диктатура Окелло не привела к стабилизации именно потому, что сама армия оказалась расколотой по этническому признаку, что является нарушением условий эффективного военного правления.

Действующая конституция Уганды провозглашает гражданский контроль за вооруженными силами (Народными силами обороны Уганды), который должен выражаться в издании парламентом законов и прочих нормативных актов, регулирующих, помимо прочего, увольнение из рядов ВС и гарантирующих представительство в этих рядах жителей всех округов страны. Военнослужащим запрещено состоять в политических партиях.

Вместе с тем армия продолжает оставаться неподконтрольной гражданским институтам. В 2004 г. Йовери Мусевени вышел в отставку из рядов вооруженных сил в ранге генерала, однако сохраняет пост Верховного главнокомандующего.

Армия является важнейшей и наиболее надежной опорой режима. Нередко используются усиления полиции в случаях массовых беспорядков. На ведущих постах в силовой сфере присутствует большое число баньянколе — представителей этнической группы президента. Рядом наблюдателей отмечается, что привилегированное положение армии способствует разрастанию в ее среде коррупции, которая сказывается и на боеспособности войск (так, коррумпированные снабженцы подозреваются в заключении контрактов, зачастую пополняющих национальный арсенал некачественной военной техникой).

Комплектование ВС осуществляется на добровольной основе.

НПО, корпоративные компоненты политической системы, группы интересов и группы влияния. Законодательство Уганды разрешает создание профсоюзов, если вновь создаваемая организация объединяет по меньшей мере 1000 чел. Национальная организация профсоюзов включает 19 объединений (145 тыс. членов). В сельском хозяйстве организация профсоюзов идет низкими темпами.

В настоящее время значительная часть населения (например, сотрудники правоохранительных органов) Уганды не имеет права создать собственные профсоюзы, а некоторые профсоюзы добиваются права на существование с большим трудом, как это было в случае с профсоюзом учителей, зарегистрированным только в 2003 г. Не существует адекватной системы защиты труда на недавно приватизированных предприятиях.

В целом роль профсоюзов в политической жизни невелика. Забастовки часто прекращаются сотрудниками правоохранительных органов с применением силы. Всплеск активности НПО в Уганде приходится на период после 1986 г., когда на повестке дня особенно остро стояла проблема всестороннего восстановления благополучия страны, а правящая элита проявила волю к сотрудничеству с гражданскими организациями, надеясь с их помощью ускорить улучшение социально-экономического климата. Развитию данных объединений способствовало и то, что многие иностранные спонсоры с большей готовностью предоставляли Уганде помощь именно через посредство гражданских организаций.

Для Уганды характерно также осуществление НПО функции кризисного трудоустройства лиц, пострадавших от структурных перестроек и конъюнктурных изменений на рынке труда, в частности многочисленных выпускников высших учебных заведений и демобилизованных военнослужащих. Значительно число организаций-однодневок или просто фиктивных структур.

Вместе с тем правительство Мусевени четко дало НПО понять их роль в системе государства: им позволено действовать в сферах, которые базовые государственные институты пока физически не в состоянии адекватно охватить, но отказано в участии в большой политике.

Положение и роль СМИ. По оценочным данным, в настоящее время в стране совокупно вещают более 100 частных теле- и радиостанций. Государственные СМИ: ежедневная газета «Нью Вижн» (тем же издателем печатается также несколько региональных газет аналогичного профиля. Все эти газеты отличаются достаточно значительной свободой действий и часто выступают с критикой правительства), телекомпания «Уганда Телевижн», радиостанция «Рэдио Уганда». Наиболее известные частные СМИ: ежедневная газета «Монитор», телекомпании WBS и «Чэннэл Телевижн», радиостанции «Стар ФМ», KFM, «Рэдио Симба» и др.

С 1993 г., когда правительством был несколько ослаблен контроль за средствами массовой информации, наблюдается довольно интенсивное по местным меркам их развитие. Власти нередко обвиняют СМИ в пристрастности, чрезмерном внимании к негативным сторонам жизни и разжигании межнациональной розни. В 2002 г. была временно приостановлена деятельность газеты «Монитор», а в 2005 г. — приостановлено вещание радиостанции KFM, которая пустила в эфир трансляцию дебатов по противоречивым вопросам внутриполитической жизни Судана. Имеются и примеры судебного преследования журналистов. До 2004 г. подобное преследование осуществлялось в соответствии со ст. 50 УК Уганды — «публикация ложных известий». В феврале 2004 г. Верховный суд Уганды признал эту статью неадекватно сформулированной, что позволило прекратить процессы в отношении нескольких журналистов.

Гендерное равенство/неравенство. Ст. 33 (гл. 4) конституции Уганды определяет права женщин. Отмечается, что они пользуются равными правами по сравнению с мужчинами, причем на государство возлагается обязанность предоставлять женщинам все необходимые условия для максимально полной самореализации в политической, экономической и социальной сфере, а также обязанность по всемерной защите института материнства. Действующей конституцией запрещаются обычаи, традиции и законопроекты, ущемляющие права и оскорбляющие достоинство женщин. Женщины в Уганде получили право голоса с момента предоставления стране независимости в 1962 г. По итогам парламентских выборов 2006 г. женщины заняли в однопалатном парламенте страны 102 места из 332 (30,7% мест). В правительстве Уганды женщины занимают посты министра по делам президентства, министра по делам гендерного, трудового и социального развития и др.

Вместе с тем положение женщин остается довольно тяжелым. Показателем этого является как значительное число изнасилований (только в столице в 2003 г. их произошло 437, а в 2004 г. — 682, причем значительный процент составляют изнасилования малолетних), так и непрерывные похищения девочек членами АСГ с целью использования их в качестве секс-рабынь и прислуги.

Вызовы и угрозы безопасности

Внешние и внутренние угрозы безопасности государства. Бремя традиционных (военно-политических) внешних и внутренних угроз безопасности государства в случае Уганды может быть оценено как среднее, что подтверждается следующими аргументами.

Политическая система страны предрасположена к силовому разрешению кризисных ситуаций (см. раздел «Политическая роль военных/силовых структур») С севера страны вытеснены формирования ГАС.

Ярко выраженной проблемы сецессионистских движений в настоящее время нет. Вместе с тем сохраняется конфликтный потенциал в отношениях между центральным правительством и крупнейшим этносом страны — биганда, представители которого (как и других этнических групп) испытывают определенное недовольство в связи с избыточным присутствием баньянколе (этническая группа президента Мусевени) на руководящих постах (включая армейские).

В 2008 г. полиция, ссылаясь на соображения безопасности, не допустила визита кабаки традиционного королевства Буганда в округ, территория которого еще в колониальные времена была отторгнута у Буньоро. В настоящее время Буньоро претендует на передачу ему этой и ряда других «утраченных территорий», причем в указанном случае население округа также выступало за подобный трансферт территории.

Политический кризис 2008 г. в Кении, когда представители оппозиции, представленной преимущественно нилотскими этническими группами (луо, календжин), добились значительного представительства на различных уровнях власти, вызвал всплеск энтузиазма и у нилотских этносов в других странах. Стала обсуждаться идея создания объединения нилотских народностей Уганды, Кении, Судана, Танзании и Эфиопии, хотя в настоящее время объективных предпосылок для этого не существует.

Неурегулированной продолжает оставаться граница с ДРК на озере Альберт. Наличие в спорном регионе запасов нефти повышает напряженность между Угандой и ДРК — так, в 2007 г. на озере имели место вооруженные инциденты.

В настоящее время обе страны не заинтересованы в крупном конфликте, способном привести их к внутриполитическим осложнениям (в случае Уганды дорогостоящие боевые действия способны подорвать экономику, стремящуюся сбросить бремя последнего вооруженного конфликта — с ГАС, а также привести к усилению на этом фоне оппозиции; ДРК рискует отвлечь ресурсы от послевоенного восстановления хозяйства), и главы государств озвучили намерение совместно осваивать месторождения озера. Вместе с тем острые моменты не исключены и в будущем, пока спорный район не будет окончательно делимитирован (видимо, с привлечением экспертизы ООН, международных посредников, а также бельгийских специалистов).

В 2008 г. представители Уганды (включая полицейских) заняли один из трех островов Мигинго на озере Виктория, удобный для рыболовства, и перестали допускать на его территорию граждан Кении, традиционно считающих все острова своими (ранее кенийские рыбаки отказались платить угандийским властям за пользование территорией острова) . Как и в случае с ДРК, возникший кризис был переведен в переговорное поле, однако, по состоянию на конец 2008 г., разрешения не получил.

В политическом дискурсе современной Уганды терроризм в его европейской и американской трактовке самостоятельного значения не имеет. Действия, часто квалифицируемые западными исследователями и СМИ как террористические акты, на самом деле являются одной из составляющих тактики антиправительственных групп и должны оцениваться скорее как диверсии. Шокирующий эффект одномоментной гибели даже значительного числа людей (в результате этнической чистки, взрыва и пр.) сильно девальвируется в контексте рутинизации насилия в угандийском обществе (в первую очередь, на севере страны) и присутствия там острых социальных проблем, повышающих индифферентность к чужому горю.

На основании экспертных оценок уровень коррупции в Уганде может быть охарактеризован как очень высокий.

В отчете Transparency International за 2007 г. Уганда занимает 111-е место из 179 по индексу восприятия коррупции (Corruption Perception Index) с показателем 2,8. Исследованием «Глобальный барометр коррупции» (Global Corruption Barometer), оценивающим степень коррупции в отдельных сферах общественной жизни, Уганда охвачена не была. В настоящее время коррупция представляет собой значительную проблему для дальнейшего развития страны, в том числе индустриального, поскольку от решений коррумпированных чиновников зависит распределение многих ресурсов, проведение тендеров, в том числе с иностранным участием, и личные интересы часто противоречат задачам государственной политики. Специфика борьбы с коррупцией в настоящее время такова, что нечастые процессы против отдельных коррупционеров носят скорее показательный характер, а не систематической кампании по искоренении: взяточничества.

Сокращение численности населения не представляет собой угрозу безопасности Уганды, поскольку, согласно докладу ПРООН «О развитии человека 2007/2008», в 2005 — 2015 гг. прогнозируется положительный прирост населения, который будет составлять 3,2%.

По мнению властей Уганды, страна не сталкивается с проблемой избыточной иммиграции или эмиграции. Вместе с тем значительной нагрузкой на экономику и общество западных районов являлся приток беженцев из ДРК в 2008 г. По некоторым данным, число конголезских беженцев по состоянию на ноябрь 2008 г. может превышать 12 тыс. чел.

Размещение территории страны в зоне повышенной опасности стихийных бедствий. Наиболее заметной угрозой природного происхождения в Уганде следует считать наводнения. Так, в результате катастрофического наводнения 2007 г., вызванного рекордным количеством осадков, до 300 тыс. чел. остались без крова или лишились урожая.

По некоторым оценкам, глобальное потепление способно в течение 30 — 40 лет сделать климатическую ситуацию в стране непригодной для промышленного выращивания кофе — одной из ведущих статей экспорта.

Наводнения, ветряная эрозия, засухи и неэффективные методы ведения сельского хозяйства (экстенсивное земледелие без использования удобрений) в равной степени подрывают плодородие почв, что в перспективе может вызвать голод, еще более интенсивную эмиграцию и конфликты за остающиеся очаги земель сельхозназначения.

Экономические угрозы. Внешняя торговля Уганды характеризуется хроническим отрицательным сальдо ввиду значительного превышения объемов импорта над экспортом. Экспорт носит несбалансированный характер, поскольку представлен преимущественно сельскохозяйственным сырьем, что ставит страну в острую зависимость от международной экономической конъюнктуры по немногочисленным экспортным статьям.

Страна продолжает зависеть от импорта топлива.

 

Друзья! FSHQ довольно молодой ресурс, мы группа создателей сайта имеем общее увлечение всей нашей жизни в лице этого проекта, мы пытаемся нести пользу людям. Мы не хотим, и не будем заваливать весь проект огромным количеством рекламы для того чтобы была финансовая возможность строить этот ресурс, потому мы решили обратиться к нашим читателям с просьбой поддержать наш проект, всего 5 рублей, большего не просим. Надеемся, что данная сумма не станет большой потерей для бюджета наших посетителей, эта помощь будет просто неоценима, для проекта это жизнь, а вместе с ним живем и работаем мы. Это очень важно для нас. Спасибо! VISA - 4276020013209090; WebMoney - R256677704329; Z164891118384;

 

Сайт создан в 2012 г. © Все права на материалы сайта принадлежат его автору!
Копирование любых материалов сайта возможно только с разрешения автора и при указании ссылки на первоисточник.
Яндекс.Метрика